писанинки :)

Творчество не по сабжу.
Правила форума
Устали за день и хотите немного расслабиться и послушать какую-нибудь захватывающую историю? Или поделиться своей? Тогда милости просим вас на кухню к старине Рокфору - место всевозможных баек и рассказов, не связанных с м\с!
Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 2985
Зарегистрирован: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Gazero » 16 дек 2018, 13:54

47 min

(Посвящение Lon Chaney)

Миг за мигом переплетаются ниточки черного и белого, и все быстрее и быстрее проносятся мгновения, как в пленке. И кажется, что она прочно разделяет нас, но мы оба понимаем, что это не так. Кажется, ты знаешь обо мне все, как я о тебе, однако... Почему-то я немного отвлекаюсь от текста и продуманных жестов (волнение, точно мы встречаемся в первый раз).
Ты видишь меня в гриме и без, веселым и грустным, я падаю ради тебя с высоты и сражаюсь с дикими зверями, ношу неудобные костюмы и... старательно молчу, хотя мне так много есть что тебе сказать
Мне немного неловко, что ты так переживаешь за меня, ведь это всего лишь придуманные истории, которые, чтобы не потеряться в веках, переплетаются в черно-белые ниточки. Но вместе с этим... Я так одинок в них, и иногда начинаю думать, что нужен только собственным иллюзиям, но появляешься ты...
И мы теряем счет минутам, разговаривая о чести и долге, о жертве и обстоятельствах, о времени и любви.... На последнем слове снова теряюсь...
Так мало времени узнать, что это такое (пару раз в моей жизни появлялась надежда на счастье, что дарит это сложное и противоречивое чувство, но терялась каждый раз, ужели навсегда?).
Ты скажешь: "Не грусти! Ведь тебя любят даже сквозь время".
"Меня или мои образы?" - притихло спрошу я, и отведу взгляд, которого так с нетерпением ты ждешь.
И ты... тоже на миг задумаешься, стараясь этим просить прощение за моменты сомнения и разочарования, и... знаешь, я прощу тебя, ведь сам испытывал их не раз.
47 минут все идут неумолимо, так хочется удержать их, обнять тебя и чуть провести рукой по плечам, совсем рядом, чтоб даже мое дыхание обнимало тебя и сказало: "Я ведь тоже как ты".
Не плачь, пусть твои чувства прольются дождем на пленке, пусть моими слезами, быть может, именно в этом и было мое счастье - принимать боль других на себя, любить их тоже?

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 2985
Зарегистрирован: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Gazero » 02 янв 2019, 17:06

Щенячий... Прямо Кабуки! :)

Одна за другой падают снежинки, унося с собой частички прошлого года, и тихонько складывая узор из наступающего, чуть переливаясь розовым, ведь... Закат далекой Японии окрасил широкие ступеньки низенького отеля, и один за другим...
Отрывались в беззвучном скучающе-зевающем "ав" пять розовых крошечных ротиков: все взрослые люди и собаки были заняты приготовлению к празднику, вроде приготовления вкусняшек, украшения комнат и покупки подарков; а команда малышей золотистого ретвивера грустила от этого на татами, усыпанного игрушками и угощениями.
- Вечер только наступает, какая тоскища! - с вечно набитым ртом промолвил самый пухленький щенок с подводками под бусинками глаз и в любимой спортивной одежке, торопливо-тщательно набивая рот новой порцией суши-роллов, неуклюже-потешно орудуя палочками для них (Бутуз, как всегда считал, что лучшее средство от всех бед - покушать :).
- Ой-ей! Как не культурно! Ты не даешь попробовать другим и брызгаешься соусом, а еще бросаешь куски куда попало! Как неприлично! - не заставила себя ждать нотация от... Того, от кого меньше всего, на первый взгляд, ее ждешь - хорошенькой малышки Розабеллы, с заколкой с гроздью лепестков сакуры, чистенькой и свеженькой, и такой на вид нежненькой, но внутри не хуже матерого пса ;).
- Сейчас такой час, что совсем не стоит засорять карму ссорой! - пустился в любимые философствования их братик - покачивающийся в легком трансе, умилительно-тщательно зажмурившись, так, как показывают это на картинках и статуях того, в честь кого его назвали (Будда любовно потрогал лапкой маленький шлем самурая, подаренный смотрителем отеля) и внутри себя улетел снова далеко за астралы)))
- Йо! Я вмиг вас развеселю! У меня настолько классная шапочка с пандой, что я посвящу ей новый рэп! - закрутился во все стороны света хвостик их шебутного товарища по кличке Би-Дог, от радости новой покупки не знавшего, в какое зеркало и отражение еще на нее налюбоваться, и, не успели все сжаться в комок (крохи очень не любили творческие экспромты развесёлого собрата), тот начал жечь:
Мы в Японии на Новый год.
И у меня шапка-панда, вот.
Это круто, Йо!
Единственный, у кого от этого нескладно-необычного куплета не полезли ушки на самую макушку, был Замараш, погруженный в разговор с управляемым голосом компьютером-шлемом, сквозь который чуть просвечивала его всегда чуть испачканная мордочка, погруженный в виртуальный мирок и что-снова а нем творивший (и так - с момента прибытия пятерки щенят в Страну Восходящего Солнца!).И даже грязевые ванны с водорослями и моллюсками ему стали не милы, совсем никуда не годится! - к такому выводу приходили его друзья один за другим и, не откладывая Педигри в долгую кормушку), окружили его, старательно то дергая за ушки, то - за хвостик, то облизывая, то щекоча язычком. Увы! Замараш как если бы не просто врос в шлем, а... Провалился вовнутрь его!
- Ах! - Розабелла, в глубине души, все ж была сентиментальной и тонкой натурой, и потому... быстро-быстро, с усилием оттащила Бутуза за край едва-еле натянутого костюмчика от очередной атаки со всех концов палочками грудки роллов; легонько кусьнула за носик Будду, чтоб на время вернуть его с затусторонних Вселенных; и чуть негодующе пискнула на Би-Дога, открывшего было ротик для свежего куплета.
- Мальчики! - жеманно-решительно чуть тряхнула она лепестками заколки - Никто не будет заниматься своими делами, пока мы не узнаем, почему Замараш так дорог стал этот шлем.
И, пошептавшись за ширмой, щенки принялись действовать, первый, как и положено самураю, выступил махонький шлемовладелец, примеряясь и взвешивая все варианты; а потом... Как налетевший и схвативший за провода электронную игрушку брата, со всех лапок убегая к ближайшему водоему, чтобы по кодексу чести раз и навсегда покончить с врагом. Уговаривая сердце не слушать оханий и мольбы, эхо преследовавших его, Будда, как истинный воин, сносил тяжесть и ослепительные панели шлема-компьютера (а тот еще что-то и говорил!). И тут дёрнул щенячий бабайка его послушать, а что именно он говорил; и, не заметив мелкой припольной грозди китайских фонариков, маленький самурай распластался, перекувырнувшись через нее и выронив цифрового пленника (он же был судорожно подобран Замарашем и скрылся с ним в неизвестном направлении).
Выслушав этот рассказ и утирая сожалеющие всхлипывания Будды язычком, сердечная сестричка сама пошла в разведку, на всякий случай поправив заколку (любое приключение, по ее убеждению, надо встречать не только подготовленной, но и красивой). Взяв след мокреньким черным носиком и, приметив проигрыватель и крошечные ленточки с веерами, она... Попробовала быть гейшей, что так всем нравились утонченностью и красотой, аккуратненько выводя пассы веером ротиком и ленточкой в лапке, рисуя то журавля, то лису, то солнце, то ветер, и изо всех сил стараясь, чтобы ему понравилось; любитель технологий оторвался было от шлема, но увидев хорошенькую собачку, кружившую в поражающие танце, уткнулся сильнее и даже отвернулся; чем... ну совсем сконфузил эстетическую сущность девочки ("какая бестактность!" - не долго изумляясь и горюя, фыркнула она и... все же огорченным манером за перебирала лапками к другим деткам их славного папы-чемпиона).
"Против еды еще никто не устоял!" - признался в девизе всей своей жизни Бутуз и, пыхтя, задвигал в сторону уединившегося с компьютером члена семьи баррикаду из припасов роллов, размером, наверное, со сложенную в высоту Великую Китайскую Стену!!! Разнообразие форм и начинок, запах и цвета искушали непреодолимым соблазном, и потому передвижная съестная пагода потихоньку таяла, но упитанный щенок уверял себя каждый раз - "ну я ж совсем чуть-чуть, он и не заметит, еще много, и он точно отвлечется, да навсегда"; так идет себе Бутуз и отщипывает роллы, отщипывает роллы да идет; но тут... когда он дошёл до Замараша, вдруг резко захотел посидеть, а лучше отлежаться, а совсем хорошо - хорошо поспать (и со страхом поймал себя на мысли, что такое с ним случается, когда он ооочень хорошо покушал). Оглянувшись и убедившись, что так и есть, и от стратегического (во всех смыслах) запаса ничего не осталось; щенок тоже ушел куда глаза глядят, но - чтобы забыться сном.
Не было его так долго, что Би-Дог решил: ну что, как не рэп спасет не только его брата, но и вообще - мир; и сжав в кулак тактически верные многостишья, браво засеменил в сторону Замараша; обнаружил его, открыл ротик, и... Понесло - и забрала его муза и не отпускала, и закрылись глазки от приступов вдохновения, и ушки - от волны увлеченность, ничего не знал и не хотел Би-Дог, кроме рэпа, и забыл даже, для чего он, главное, чтоб был; а потенциальному слушателю... будто и ничего, словно и не лились мощные речитативчики старательного четвероногого творца!
- Что тут происходит?! - присел на задние лапки... Малыш хина с короной-заколками возле ушек в форме крошечных венцов императора, округлив еще больше глазки на разбросанные повсюду крошки роллов, на звяканье крошечного шлема самурая (Будда упражнялся в покаянной йоге), на коллекцию вееров и ленточек, что рассматривала Розабелла, и на венец этого холста чернилами - не смолкавшего точно барабаны на церемониях первого песика и молчавшего, как колокольчик в безветренную погоду второго.
- Ой! - робко, как один, только отозвались все щенята.
- Я - Тао-Тинь, Первый Любимец Императора! - гордо приосанился маленький хин. - Я, конечно, почту за честь наблюдать обычаи иноземных гостей, но не могли бы Вы объяснить, в честь чего они? - Тао-Тинь был поистине по-императорски поэтичен и почтенен.
- Я - Розабелла! - красиво чуть поклонилась малышка, галантно склонив головку с россыпью лепестков заколки. - А это мои братья - Будда, Би-Дог, Бутуз и... Тот, которого мы все никак не можем отвлечь от шлема - Замараш.
- Так вот в чем дело! - добродушно усмехнулся Первый Любимец Императора и, быстренько проведал, в чем дело (щенок сам аж выпрыгнул из шлема, увидев необычного нового друга, что согласился поведать ему, почему люди даже встречают Год Собаки; ведь именно это он столь долго и безуспешно-упорно искал по компьютеру).
- Давным-давно... - начал Тао-Тинь, когда его новых пять друзей, виляя хвостиками, окружили его. - Когда Великий Каменный Дракон, охраняющий нашего нас с севера, еще не спал, жила Королева Кошек. Это была пригожая и добрая правительница, в замке которой люди могли стать кошками, а кошки - людьми, и ждали их там вкусные яства, мягкие татами и различные церемонии. И было им там так хорошо, что почти никто не хотел возвращаться домой. И даже котенок Первого Императора Японии стал питомцем Королевы Кошек; вот была она неплохая, да имела один недостаток - она очень привязывалась к своим новым подданным и не хотела их отпускать и отдавать обратно. Так сколько уговоров, даров и даже военных походов не преподнес Первый Император Японии ей - а все напрасно, не желала она отдавать его котенка! А он совсем загрустил - не пил и не ел, на красных девушек не смотрел, на пирах не сидел, и даже не спал, все грустил и грустил, грустил да грустил о любимом котенке. Но однажды при его дворе оказался заморский зверек о двух ушках и глазках, о четырёх ножках и хвостике, и был он совсем такой как мы; он подошел к Первому Императору Японии и лизнул его руку. Оглянулся он и увидел - насколько ко мягкий, добрый, хороший малыш, полюбил он его всем сердцем и издал указ, чтобы всем грустящим и одиноким дарили щенят. А его собачку, что и играла с правителем, и утешала, и защищала, и спасала, и помогала в разных делах, была с ним всю жизнь и даже в последние мгновения была с ним, мудрые боги вознесли на небесную пагоду двенадцати зверей, и шепнули мудрецам, что неплохо было бы чтить память о нем, празднуя порой и Год Собаки, и вообще хранить и любить его потомков, то есть нас - заключил он.
Щенки, приятно-утомленные, уже спали, мягким облачком обняв малыша, он понимающе-радостно лизнул каждого в лобик и... уснул сам, сквозь сон чувствуя, как...
Закат далекой Японии окрасил широкие ступеньки низенького отеля, и один за другим... Одна за другой падают снежинки, унося с собой частички прошлого года, и тихонько складывая узор из наступающего, чуть переливаясь розовым…



Замок Короля Затерянного

Под Рождество... даже звездочки обещают сказку, и буковками-снежинками выводят ее историю, сквозь которую, под бегущий круговорот часов, проносится эхо копыт, вздымаются лестницы и уносится ввысь вершины замка...
- Вот так книжку подарил нам Санта-Лапус! - изумленно-восхищено услышала знакомый голос Розабелла - прекрасный щенок золотистого ретвивера, вдруг обнаружив себя внутри заснеженного и заброшенного самого настоящего замка, еще в хорошенькой короне с ушками и вуалью, хотя она только, казалось, миг назад открыла том с сияющими непонятными письменами на обложке, подаренный им ее другом - белоснежным четвероногим помощником Санта-Клауса; она еще подумала, где она могла видеть эти письмена, но не успела охнуть, как...
Она помнила только искристые белые сияния, вот такие, как сейчас, что исходили, тая, и от Би-Дога, теперь забавно потряхивающего бубенчиками шутовского колпака.
- Ух ты! Всегда хотел побывать в замке! - он, как ни в чем не бывало, стал бегать, дрыгать лапками и трясти колпаком, чтобы он звенел. "Наверное, он еще не понял, что это не игра!" - вздохнула Розабелла и со вздохом отправилась исследовать лабиринты коридоров и поворотов, среди стоявших доспехов и запылившихся картин с потухшими канделябрами, массивных дверей и сундуков, ветхих украшений и паутины раздавался гул - не то грохот железа, не то топот ножек, не то... тоненький лай.
И тройка крошечных теней поспешила навстречу приготовившимся было щенятам - Будда в алой крохе-шапочке кардинала, Замараш в непривычно-чистеньком головном уборе валета, гремящий забралом рыцарского шлема Бутуз, пыхтевший с непривычки.
"Ну хорошо, что мы все снова вместе!" - умиротворенно подумал щенок в шутовском колпаке, радостно обнюхивая и облизывая сестричку и братиков, как-то позабыв, что ему чудилась еще одна тень и еще один отголосок. Но, кроме них в замке не было никого; и только гул ветра и цокот чудом работающих часов нарушали тишину. Или нет: из-за угла раздалось отдаленное "бух-бух-бух".
Крохи гурьбой бросились искать укрытия, но как на зло в замке было так мало вещей, за которые можно было спрятаться.
- Я есть хочу! - вторил ей Бутуз, завозившийся со шлемом, который так захотелось снять.
"Сейчас точно грянет Грим!" - с усмешкой подумал храбрый кроха, наблюдая, как Замараш плюхнулся в ближайшее корытце с водой то ли спрятаться, то ли помыться, а Будда схватил крошечную алебарду и ринулся в атаку в сторону угрожающего "бух-бух-бух", хотя скорее согласился б съесть кошачий корм, чем брать оружие, пусть и в защиту.
- Я хочу к папе! - запищала Розабелла, вдруг уставшая и напуганная, зацарапавшая пол, в попытках найти потайной ход.
- Я уже здесь! - ответила им темнота... Приятным мужским рыком, так напоминающим отцовский, и из темноты выступил... Молодой пес золотистого ретвивера, как две капли похожий на папу щенят, только был он одет в броню и какой-то блеклый ремешок-ошейник и, казалось, чуть полупрозрачно светился.
- Папа? - тихо спросила маленькая принцесса с хвостиком (ее братья столпились возле нее, не придумав ничего лучшего, хотя до этого было столько дел, столько идей!).
- Конечно, Всякий Король - папа и всякий папа - король! - радостно ответил пес и осторожно нежно языком прошелся по макушке каждого щенка, гладя их хвостом и прижимаясь своим лобиком к их. - С возвращением домой, мои любимые!
Собачки снова радостно залаяли и закружились по просторной зале, теперь с интересом нюхая и пробуя зубками всякие старинные штучки и кушая мяско, придвигаемое им юношей-псом. "Какой хороший, хоть и необычный папа у нас тут!" - размышлял про себя Би-Дог. И все же что-то не давало ему расслабиться и играть вместе с причудливым хозяином замка и остальными крошками в догонялки. Эти те самые письмена, что он тоже запомнил и что так похожи на махонькие буковки на ошейнике владельца этого средневекового мирка.
- Пойдем со мной, мои хорошие, надо многое успеть! - любя потрепав их за холку, повел щенков за собой их странный обладатель, с усилием отодвигая потайную статую за шнур и входя в проход. Пятерка замерла - один за другими зажигались в темном коридоре факелы, сами собой распахнулись ворота - впереди ждал тронный зал, где в центре на махонькой лестнице был... Скромный пуфик серого цвета с мечом в нем, по бокам от него - пуфики в одну сторону и миски в другую, меньше и богаче, на стенах висели портреты суровых незнакомых дядек в латах, сама собой играла музыка и где-то внизу топтались невидимые кони!
- Все это так мне напоминает двор Короля Артура! - шепнул Би-Дог Бутузу, опять запихивал еду за обе пухленькие щечки.
- Точно, малыш! - мягко тронул животик щенка юный пес в броне. - Король Артур - мой хозяин. И он послал мне Рыцарей Круглой Миски.
"Наверное, это псы рыцарей! - догадался его собеседник, для острастки кивнув звенящими бубенцами. - Только каким мы боком к ним? И кто это такой? Что-то я не понимаю или не помню...".
Но тут его память грянула молнией воспоминаний - совсем малышом Би-Дог с хозяином был в Музее Средневековья, и он заметил неприметного скромного пса у ног Артура (каменную, как и Король), и слабыми-слабыми буковками была написана его кличка, поражающая настолько, что)...
- Братцы! - Шепнул он, когда пес Короля чинно пошел занимать свой необычный, на удивление скромный трон. - Так это Замок Короля Затерянного! Тот, кто разгадает его загадку, вернется домой.
- В книжке не было никакой загадки! - заспорил Будда.
- Нет, была! - вмешалась Розабелла.
- Точно! - поддержал, облизываясь, Бутуз.
- Ты сам, едва это прочитав, в книжку полез! - прибавил Замараш.
- Вот теперь и выпутывай нас! - понеслось опять.
- Он хоть и хороший, но не совсем наш папа!
- Пора б домой!
- Рождество вот-вот будет!
- Тс! - шикнул на друзей Би-Дог и утешающе кусьнул за ушко каждого из них - обязательно все придумается и получится!
Щенки немного приободрились и пропустили вперед брата, исполненные надежды, веры и... любопытства, что же будет дальше.
А дальше… девочка-щенок, как и всякая принцесса, училась, под руководством молодого пса, как танцевать и вести себя с кавалерами; Замараш пыхтел над грамотами, помогая Королю понять и подписывать те и иные решения, как истинный валет; Бутуз тренировался быть рыцарем, пуляя копьем в игрушечного противника и штудируя правила чести, Будда читал Книгу Книг и понимал, насколько сложен, но полезен духовный мир, а последний щенок шутил и пробовал делать разные трюки, ведь недаром ж на нем колпак шута; и так длилось, пока...
Король Затерянный в один момент осторожно не вытащил из пуфика меч и... Все вокруг наполнилось красками звуками, сиянием, и рой событий подхватил его и малышей, в котором мелькали то битвы, то балы, то приемы, то скачущие рыцари, то глядевшим вдаль Король... Как только сияние прояснилось, они... Оказались в том же заснеженном и заброшенном замке, точно ничего и не происходило.
От изумления Замараш опять плюхнулся в воду, Бутуз бросил жевать, Розабелла... оторвала взгляд от зеркала, в котором отражалась ее корона, Будда выронил алебастру, а Би-Дог... чуть не уронил колпак шута.
- Наверное, правильно, что даже сквозь события все будет как прежде - только и нашелся он.
- Вот я все ем и ем, а рыцари и так были сильными, надо б похудеть! - упитанный щенок стыдливо спрятал недоеденное.
- Какие балы были интересные тогда! Думаю, я была б там вполне красивой в такой короне - сделала свой вывод девочка-щеночек.
- Не, война, в любое время - это плохо! Я - за мир во все времена! - заключил Будда.
- Сколько всего надо успеть, часы то тикают! - прибавил Замараш.
И как только пятерка сказала эти слова - перед ними образовалась миска с выгравированными теми самыми символами, что были на ошейнике Короля Затерянного.
- Только потомки Рыцарей Круглой Миски могли сделать такие выводы! - расторгнуто всплакнул странный пес-юноша, обняв лапой каждого щенка.
Они же... Не смели и дыхнуть, наблюдая, как из каждого портрета вылезал чуть светящийся и полупрозрачный рыцарь, всего их было тоже пять, они... Превратились в щенят, не отличимых от бравых малышей, что радостно запищали и устремились к юноше-псу.
Король Затерянный кинулся их обнимать и вылизывать.
- И все-таки он отличный папа! - шепнул новым друзьям Би-Дог, тоже растрогано, после того, как один из призрачных крох раздал каждому медальон с символами Короля. После этого прозрачные щенки встали вокруг меча в пуфике. Образовалась икристая лестница из сияния и снежинок, что, под эхо невидимого цокота копыт, боя часов и гула ветра, уходила за облака.
Молодой пес, шепнув: "Спасибо", еще раз лизнул на прощание забавного Бутуза, обаятельную Розабеллу, простодушного Замараша, оригинального Будду и сообразительного Би-Дога, и ушел, к Королю Артуру, Рыцарям Круглого Стола и ко всему Вечному и Светлому, со своими щенками, в небо...
И его мягонькие касание точно ласковыми снежинками чуть тронуло носики щенят, ведь... под Рождество... даже звездочки обещают сказку, и буковками-снежинками выводят ее историю, сквозь которую, под бегущий круговорот часов, проносится эхо копыт, вздымаются лестницы и уносится ввысь вершины замка...

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 2985
Зарегистрирован: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Gazero » 03 янв 2019, 11:03

Притча "Цирк Дю-Щенят :)

Как только вкусняшки на праздники были съедены, а подарки разобраны, все вдруг снова почувствовали ожидание чуда сказки, хотели всё вернуть, но не знали, как, и это удивительно потому что за окном всё ещё... шёл снежок и всё ещё просились маленькие сердца какие-то приятные мгновения - такие философские мысли одолевали малыша Пьера, что был соседским щенком шарпея бравой пятёрки - Розабеллы, Бутуза, Замараша, Будды и Би-Дога.
Пьер смотрел в окно на соседей и ждал что, когда-то познакомиться с ними, и они станут лучшими друзьями (он был питомцем хозяина цирка).
Однажды сам случай помог собачкам подружиться: пошёл к ним в гости кроха-шарпей, в один из деньков, когда шёл снежок и неприятно заходила в гости каждой души тоска, малыши столпились у телевизора, где показывали цирк.
Каждый из щенят хотел быть на арене и представлял в любимом роде артиста себя любимого: Замараш - хозяином куклы чревовещателя или марионетки, которую можно было бы заставить танцевать и делать трюки на радость детишкам; Будда хотел овладеть не только трансом, но и воздухом, потому воображал себя воздушным гимнастом, что параллельно жонглировал лакомством из косточек; а настоящий любитель покушать - Бутуз - попробовал представить себе, как это - потратить свои силы не только на еду, но и на то, чтобы удержать гири на канате; Би-Дог был бы таким стильным необычным фокусником с картами и розами, а Розабелла - такой милой и крохотной Укротительницей ещё более милых и более крохотных созданий.
Крохи поняли было со вздохом, что это все лишь мечты и готовились грустить, пока их хозяева вернуться домой со своих дел. Но мимо этого не мог пойти шарпей и, приветливо тявкнув умилительно-сморщенной мордочкой, спросил:
- Ребята вы правда любите цирк?
- Да - ответили они. - Но мы боимся, что мы маленькие и слишком многого не знаем для него!
- Не беда, я вам помогу! – ответил их новый друг.
И щенки отправились в цирк, где каждый действительно стал тем, кем воображал и давали потрясающие представления, что радовали их хозяев и всех-всех-всех. И вообще… - надо очень сильно захотеть и всё получится (щенята подтвердят).

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 2985
Зарегистрирован: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Gazero » 06 янв 2019, 18:54

Enigma (Сказка-Мистерия для Взрослых)

В некую старую эпоху, которую принимают за сказку, люди хотели знать все на свете, но только в каком-нибудь красивом свете. И потому он пришел из долин не то неба, не то лишь его отражения и породил... Маленькое королевство, считай, из одного замка, но где было много дверей, одна за другой, и все там было темно и отдавало звездной синевой.
Жил там в одиночестве юноша, что владел красивой короной в форме полудуги, что так часто показывалась на небе и заливалась по ночам приятным белым светом. Он сам даже не заметил, как она наполнилась им и пронзило его сиянием все его одежды, тоже ставшими белыми, как снег.
Он остановился в задумчивости:
- До этой ночи я был никто, и блеклым и тусклым... Кто же дал мне такой красивый и чистый свет, что делать мне с ним?
Как только он задал этот вопрос, его единственный замок разложился, как карточный домик в роскошные покои из сотни дворцов, и все там было заполнено красивыми цветами, драгоценностями, все переливалось тем белым светом, как только он подходил к ним.
Голос на миг окликнул юношу:
- Я даю тебе это за твое желание понять себя, исполнить свое предназначение, но только ты сам должен понять, в чем оно, скажу лишь, что отныне ты - Король Месяца; вперед!..
Затем таинственный незнакомец пропал, одарив на прощание юношу очертанием силуэта белого ворона.
Люди же... сначала жили, как жили - ходили, ели, говорили и искали, как бы украсить такое безликое понятие, как время и себя в нем. Обнаружив замок Короля Месяца, они... Начали подходить к нему, сначала с опаской, потом – с почтением, потом – с насмешками, что там всего лишь один обитатель, и тот не понятно что может предложить (хотя они и не видели никогда великолепного юного хозяина).
Рассердило такое непочтение к себе Короля Месяца, и он прогнал гостей, сказав себе:
- Ничто не может быть лучше меня и моего замка, я дам понять это, и очень скоро!..
Но потом он пожалел было о своей запальчивости, глядясь на свой безупречный белый свет, ореолом окружающий его, и погруженный в полное одиночество, играясь с падающими звездами, каплями алмазов и совсем забывая про великолепные цветы, все больше и больше, а замок все больше погружался в снег, пока он пел в тоске:

Белый свет – что же ты такое?
Каким мне надо быть судьбою?
Снег и луна – одного света…

Все – лишь свет, просто белый свет…

Белый свет – зачем же ты мне?
Раз я лью из-за тебя слезы в тишине?
Тишина и грусть – одного света…

Все – лишь свет, просто белый свет…

Но тут, откуда не возьмись, взмахнуло алое крыло ворона – и, прокравшись в его покои, фигура в темном облачении и маске с ало-черным узором, сняв ее, дотронулась губами до грустивших по теплу и солнцу, цветам – они тотчас распустились, ожили и, переливаясь росой, вознесли к небу радостную неслышную песню ароматов… Столь прекрасных, уносивших все горести и проблемы людей, утомленных и скучавших. И тогда все вновь обратили взор на великолепные дворцы Короля Месяца, отчего-то засиявшие еще более волшебно и маняще; огромные залы наполнились балами, в один и тот же час, когда все дела были сделаны, а души требовали сказки.
И тогда, по мановению лучиков из короны юноши, создавались образы - сны, такие живые и приятные, что с ними не хотелось расставаться: детишек ждали море игрушек, сластей и игрушек, взрослых – то, кто чего больше всего хотел… Мечтающий о богатстве – купался в деньгах, кто хотел славы – становился по могуществу похожим на молодого короля, а кто хотел любви – для тех изображал на волшебном холсте лучиками короны он пригожих юношей или девушек.
И только одну он не хотел отдавать в краткие мгновения счастья по ночам для чужих мыслей – это был портрет, что назвал Король Месяца «Адели». То был единственный друг юноши, безмолвный, но всегда понимающий. Как бы он хотел, чтобы однажды сбылось его тихое признание самому себе:
- Хотел бы я, чтобы ты могла заплакать, как и я, и тогда бы я мог б почувствовать радость утешения тебя!
- Адели благодарит Вас, мой Король! – вдруг однажды ответил портрет, мгновение назад странно объятый темно-алым туманом, и из него вышла маленькая хрупкая девушка.
В образовавшийся портал на месте портрета спешил тот самый тип в маске, которого успел приметить юноша.
- Постой! - остановил он его. – И сними маску перед Королем!
- Прости, что боюсь за тебя! – вдруг загадочно отозвался тот. И юноша узнал этот голос, ведь именно он подарил ему власть над белым светом. Хотел он тоже сказать «прости», но незнакомца, как его и след простыл.
Люди тоже видели его, но приписали все чудеса не ему, тому, кто действительно создал их, а Королю Месяца, доводя его своими угождениями до слепоты от убеждения в своей исключительности. Как ни странно было пророчество его безликого покровителя, а оно сбывалось все страшнее с каждой ночью: все больше и больше стремился поразить воображение и стремление развлечься людей юноша, что порой сны превращались в кошмары, а промежуток от ночи до ночи был совсем пустым, и никто не обращал на него внимание.
Хотя… Тогда бродил по земле тот самый таинственный помощник, и так, чтобы никто не видел, снимал маску, и плакал над стареющими покинутыми зверюшками, отчего они снова превращались в малышей и уходили в его замок, мягким касанием он убавлял лениво-жадную воду, что не давала деревьям расти ввысь, а сухие ветки наполнялись жаром его поцелуя и согревали путников, указывали им путь и защищали (конечно, он делал все так быстро, как если бы… алый ворон только взмахнул крылом и скрылся в темном тумане).
Не забывал он и о душах людей: и где недобрый человек надумал у другого украсть что или как еще обидеть, молодой незнакомец в темном – тут как тут, он только снимет маску, и от него идет такой свет, что сразу смущается злодей и бежит от него. А если кто потеряет дорогой ему предмет, каким хотел принести радость близкому или всем людям – тоже встретится ему в нужный момент он и отбросит маску – и от его глаз прольется свет на все скрытое или незаметное. И, наверное, только он понимал, как нелегко быть Королем Солнца.
Наверное, потому, что он, как и всякий король, не был свободен так, как думают все – хотелось ему почаще видеться с маленькой хрупкой девушкой по имени Адели, которая так любила возвращаться в его замок и играть со спасенными зверушками, радоваться цветам и чуть ловить пальчиками крошечных солнечных зайчиков. С каждым и каждым днем (таким кратким, когда она была рядом, и таким долгим, когда она возвращалась к Королю Месяца) он все больше и больше впитывал в себя такое тонкое и упоительное чувство привязанности, и боялся, что нашел в ней собственный свет, что точно так же смущает и обжигает, но противиться он ему не мог.
Король Месяца чувствовал это и уверял себя, что ничто не запятнало его белоснежного облика, хотя он белыми крыльями ворона хищно-незаметно следил за ними и ревновал, и злился на своего покровителя, и на нее, и на себя, и не знал, как ему поступить, ведь он привык быть хозяином ее портрета, он привык ощущать ее в своих покоях. А они, все молчали, и холодно требовали ухода за собой, покрываясь новыми снегами, темнотой и плодами ярости короля – жуткими тенями, что напускали страдания и болезни, даже несчастья и смерть.
- А ведь у нее тоже белый свет – свет моей власти, и не будет ее сильнее! – злорадно-ядовито отметил юноша, не отпуская привидений погибших из замка и заставляя их пугать оставшихся в живых.
- Что ты делаешь? – с горечью положил ему руку на плечо Король Солнца, что, устав исправлять его ошибки и мстительные игры, покинул свое крошечное королевство, совсем бедное (ведь все силы отдавал лунным покоям).
- Тебе не нравится? Смотри, сколько белого! Не ты ли хотел, чтоб я сеял его? – отпрянул Король Месяца и прибавил:

А ты придумал радугу,
Чтобы отнять у меня Адели,

Так отныне нам с тобой не по пути

Ты лезешь в мои дела, я устал!
И скажу тебе… Хоть б ты пропал!

Так отныне нам с тобой не по пути

- Я не могу оставить тебя! И ее… Если б ты только это понимал! – грустно ответил его собеседник и продолжил:

- Я не хотел ничего отнимать
И нарушать твой покой

Но мы связаны с тобой!

Оставь свои проделки, дитя!
Иначе придется поступать мне не шутя!

(Но мы ведь связаны с тобой!)

Он умоляюще и долго протягивает ему руку, освободив ее от черной перчатки, само теплое и светлое сияние просится в руку другого, чтобы исцелить все страдания растревоженной души, но неожиданно отдергивает ее: на ней порез от кинжала. И каждая капелька крови оборачивается алым перышком. Отчаянное воронье эхо – и алая птица улетает, оставив впопыхах маску.
Король Месяца оглядывается опустошенно-недоверчиво на улетающего ворона, все еще не ощущая, что его белоснежный облик может что-то испачкать и победоносно поднимает трофей.
С тех пор сила целебных слез и прикосновения Короля Солнца потеряла защиту от самой себя, настолько она была велика, что стали расти среди приятных цветов сами собой гадкие сорняки в его саду, что люди и звери росли очень быстро и не успевали понимать мир и себя в нем, и зачастую торопились попробовать все, ведь уставали от дня и груза его бремени: надо было видеть все, как есть, ухаживать за этим и принимать таким; и так... Люди отвернулись от молодого короля, совсем забыв все добро, которое он им сделал, спеша к ночи и ее повелителю: ведь у него все легко и просто, и такой ласковый и открытый белый свет; вот только скоро перестал он дарить им сны…
- Почему ты не исправишь это, мой Король? – спросила как-то Адели.
- Он захотел полной власти и свободы, так что выбор все так же остается за ним! – ответил Король Солнца, что стал в последнее время пытаться отдалиться от нее (он также пускал ее в свой крошечный замок и смотрел неподалеку, как она играет со зверушками и гладит цветы).

Адели:
Помогите ему вспомнить настоящий белый свет!
Помогите себе вспомнить настоящий покой!
Если б я могла знать, что все это из-за меня…
Что делать мне?

Король Солнца:
Если б я мог знать, что все сложится так!
Не раз подавала судьба нам знак...
Видать, нельзя быть вместе...
Никому из нас!

Адели:
Я помню, как давно во тьме
кто-то подошел ко мне

(Невольно Король Солнца подходит к ней, так же как подходил к ее портрету это «давно во тьме»)

Адели: я помню руку, что коснулась моего платья...
и сердце мое забилось с дыханьем

(Король Солнца, как тогда осторожно проводит по поясу платья девушки)

Адели вздрагивает, но, робко оглядываясь на него, продолжает:

И его глаза так близко, так близко,
что коснулась моей шеи слеза.

(Король Солнца тихонько взял капельку росы с розы и, выбрав момент, когда она закрыла глаза, спустил капельку на ее шею)

Адели:
Кто же это?
Кто же?

(Король Солнца хочет поцеловать ее так, как сильно охватило его чувство к ней, но вспомнил о крошечной метке месяца, что украшал ее кулон и… Все же порывисто обнял ее и, склонился к ее плечу).

Адели ахнула, ощутив на своей коже пронзительно жаркое касание, нежное и казалось, уволакивающее сиянием…
И эхо, уносимое роем алых перьев в темном тумане, казалось, доносило его голос: «То был я!».
Когда она очнулась, его уже не было, а сама она была укрыта самыми чистыми и теплыми занавесами солнечных капелек, разрушить укрывающие чары которых мог только он.
Так он думал. Как только он ушел, прилетел белый ворон. Он резко отдернул занавес при помощи похищенной маски с черно-алым узором. Как только он пропал, Король Месяца принял свой настоящий облик. Вид его был все так же белоснежным и чистым, но теперь сквозили какие-то точно темные и кровавые тени в его лице, искажение сквозило сквозь его прищур и легкую улыбку, каким не одаривают и предателя.
И он вынул из-за пазухи ее портрет, до сих пор поблескивающий золотыми лучами в чертах, от куда она вышла из картины. Внизу все так же сиял тот же знак месяца, что был на ее цепочке. И между ними словно возникла связь, пробирающаяся под душу Адели. «Ты забыла, кто создал тебя» - словно шептали они. «Просто создал и сам забывал о тебе долгими снежными ночами, стараясь угодить толпе жадных до впечатления людей» - возражало что-то внутри ее.
«Сны, призраки, белый снег и месяц, покой и тишина – вот твое настоящее богатство, все, что он дарит тебе, а ты сбегаешь в суету дня, в меняющиеся краски забот, бегущего времени, где все так прямо и грубо!» - продолжал точно убеждать коварный знак. «Но не он ли все это создал, забыв об ответственности перед своим замком и народом, о том, как старается для него, тот… Кто оживил тебя?» - возражало нечто в сердце девушки.
И она отступила на шаг от Короля Месяца. Его поразило это. «Только не ты, я берег тебя от всех, кто хотел тебя в свои сны!» - говорили его протянутые к ней руки. Она не нашла в себе силы дать в ответ свои, не отрываясь, глядя на знакомую маску…
Юный Король рассердится, как никогда в жизни, и, достав кинжал, хочет ранить ее портрет, по которому бегут золотистые лучи жизни, еще миг… И…
Он падает, оборачиваясь – Адели заслоняют собой огромные алые крылья, подставив кинжалу маску. Он с ужасом раскаяния хочет остановить пронзающую руку, но поздно – маска падает и разбивается, кинжал тает.
Король Солнца, слабея, помогает ему подняться, и в последних пассах отдает светлые и теплые лучи… ему, девушке и всем, вдруг замершим в изумлении и страхе людям.

Король Солнца:
Разбиваются маски,
Заканчиваются сказки…
Но никогда еще я
Не переставал жалеть,
Что свет запереть
Ужель навсегда? ради...

Того, кому шепну: "Не подвели себя»
Прости
Той, что молю: "Помни меня"
Адели

Крылья устают летать,
Люди перестают мечтать…
О делах, о часах,
Но покинул страх
Меня моей судьбы
Что свершится, Ради...

Того, что молю: "Береги себя"
Прости
Той, кому шепну: "Люблю тебя»
Адели

Он падает навзничь и рассыпается алыми перьями. Тотчас белые одежды и корона Короля Месяца теряют свою силу, красоту и свет, Все погружается в темноту, запираются все двери, возносятся обратно в небо с ало-бледные лучи света Короля Солнца…
Они, проведя в небе очертания полукруга и лица, соединяются в крылья и разливаются с новой силой, снова даря краски, время и свет…

В некую старую эпоху, которую принимают за сказку…

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 2985
Зарегистрирован: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Gazero » 07 янв 2019, 22:17

Интерлюдия-Феерия (Мюзикл «Кошки»1981)


Как-то только запрыгали шторки неба,
луна стала играть с нами в прятки,
и эту игру так любят котятки
Давай-ка поиграем!
Давай-ка узнаем…

(Напевающий это молодой юноша-кот, с огромным белым пятнышком на груди, а так весь черный и чуть украшенный звездочками, смотрится в маленькие зеркала, что он рисует в форме маленьких кошачьих мордочек и лапок, танцующими шажками спускается по канату на небольшую арену).
Его зовут Мистер Мистофелис, и он очень хотел как-то быть полезным не только для себя, показывая фокусы в небольшом цирке; что, с этих фокусов, которые еще можно и разоблачить, если он отвлечется, или напротив, увлечется (и такое бывает)? Мистеру Мистофелису хотелось сделать настоящее чудо, и так сильно, что, казалось, он совсем захандрил; и, казалось, только шаловливая жемчужинка луны была самой верной его наперсницей.
Собственно, это он придумал прыжки во времени, раздвоение тел группки людей-кошек, что обитали в этом странном месте, и никому не казались странными сами (люди думали, что это артисты, что имеют такие необычные костюмы и грим, и так искусно прыгают и кувыркаются, делают сальто и кульбиты; а это были самые настоящие люди-кошки.) И открыл для них он в праздник Джелли, вроде бы все – и высоту, и удобство, и новые привычки, и новых друзей за счет такого превращения… Да не все!
Эта мысль не давала покоя Мистеру Мистофелису и он… Ну совсем запутался, кто же они, люди или кошки, и правильно ли он сделал, в забывчивости выгибаясь и вылизываясь, стараясь поймать языком перешептывающиеся искорки звезд.
- Ап! – вдруг послышалось позади него, и с трапеции, с аристократически-порывистым выпадом, приземлился второй юноша-кот, повыше и постатнее обликом, весь рыжий, едва не огненный, на мордочке выделялась мохнатые кисточки бровей и белые пушки губ. И то был, конечно, же - Рам Там Тайгер.
- Скучаете, любезный? – подмигнул он, поводя в воздухе пальчиками лапок, как если бы трогал незримые стрелки лунных часов.
- Р-Мяу! – тихо-робко старательно вывел тот.
- Оставьте! Пора попробовать нам чувствовать по-новому! – горделиво отметил Рам Там Тайгер и, тотчас вскочив с подмостков арены, вытащив марионеток, стал играть ими, запевая:

Давай-ка поиграем!
Давай-ка узнаем…
Как бы всласть со всем играться,
И перемен не пугаться,
А только вильнуть им хвостом!

(Черный юноша-кот почуял неладное в настроении этой песенки, в жонглировании нитями деловитого собеседника нитями от марионеток - нет, что-то явно нехорошее он задумал, и наколдовал ему исподтишка маленький салют).
От неожиданности тот выронил кукол, сконфуженно отметив эхо испуганных «Мяу!» за кулисами.
- Вы играетесь все! А я не шучу! – рывкнул Рам Там Тайгер и больновато чуть кусьнул того за ушко, спрятанное в черных волосах, приподняв за жабо белой шерстки. Потом он откинул его и ушел.
«Эх!» - только и хотел было сказать самому себе несчастный наш герой, снова оставшийся в одиночестве и, чтобы отвлечься, снова стал думать: чего это его друг впервые так серьезно рассердился, еще будучи настоящим котиком, он купался в ласке и лакомствах, это был очень избалованный рыжий котенок, что, как только дали ему отборного молочка, чуть лизнет, и тотчас опрокинет, потянувшись за колбаской, чуть подойдешь к нему погладить, он капризно мяукнет и царапнет. И повзрослев, остался он все таким же пригожим, но характером - вредный-превредный, но хозяева не переставали его любить, а ему и это надоело, и убежал Рам Там Тайгер…
«Прибежал сюда и снова что-то хочет!» - едва не с испугом отметил Мистер Мистофелис, терпеливо-умиротворяюще колдуя крошечные сахарные бантики-мышки, что кружились по воздуху, забавляя его перепуганных друзей и утешали их, прислушиваясь к тишине, в которой осторожно мелькнул… Самый мягкий и прелестный пух для его носика и усиков в мире…
И осторожное «мурлык» - коснулось его дыхание, от чего его сердце забилось чаще (ведь этот мурлык принадлежал Виктории – белоснежному созданию с таким же белым и тихим нравом, да и от него, и от мордочки и шерстки которой юноша кот просто с ума сходил.
Виктория кончиком хвоста погладила его по грудке, и, чуть спрятавшись за его спину, мягонько коснулась когтем ушка, и от каждого его прикосновения так и веяло: «мур-мур». Может, оно и было самым прекрасным и волшебным чудом?
- Вы ранены! Ах! – пискнула девушка-кошечка, обнаружив капельку крови на коготке. Ее мордочка вытянулась было то ли что-то шепнуть ему, то ли… соприкоснуться носиками (ох, как мечтал об этом молодой парень-кот!). Вот- еще миг, ее светлые, как пару перышек сияния ночью так близко к нему, и…

Давай-ка поиграем!
И как вернуть ход капельки назад,
Как вернуть добро на старый лад
Давай-ка узнаем…

(Откуда ни возьмись, раздается знакомый ему мотив, и гигантские стрелки часом в воздухе образуются сами собой из передвигающейся словно невидимой кошки, два огромных кошачьих глаза возникают в их центре, вспышка (сквозь которую он успевает заметить две не то человечьи, не то кошачьи фигурки, мелькающие то в одном, то в другом глазу), и потом еще вспышка – темного и глубокого мерцания, такого, что как туман.).
Бах! – он тает и… Мистер Мистофелис узнает эти глаза – они были на мордочке объявившегося Манкустрапа – еще одного юноши-кота, серого с белым, с мордочкой белоснежной, как маска, с черными черточками на ней. Но не стоит их бояться – они принадлежали хранителю Джелли – такого волшебного измерения, тайны которого известны только людям-кошкам – и, стало быть, он не просто так пришел!..
Манкустрап смочил в слюне лапки и провел по мордочке потешно-тихонько сжавшегося в комок приятеля, со смешком потом проверяя, что его ушко зажило и помогая ему вставать.
- Все прошло!.. Мяу, говорю! (он подмигнул и повторил жест с таинственными часами, чтобы исчезнуть).
«Прошло ли?» - не переставал играть с самим с собой в спросонок Мистер Мистофелис, возвращаясь за кулисы к собратьям – время было репетировать новые трюки, фокусы и пляски с мышами, собаками и, конечно же, друг с другом, с минуты на минуту на представление прибудут люди, и некогда уже думать, задумал ли что-то Рам Там Тайгер, хотела ли признаться ему в чувствах Виктория…
«Наверное, - подумал он, выходя к зрителям (к нам), и играя плащом перед началом нового фокуса, обращаясь мысленно - решать только вам!» ;)

Аватара пользователя
Monty
Admirador de queso
Сообщения: 7295
Зарегистрирован: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Monty » 12 янв 2019, 13:01

Отлично! 023.gif
Si taayabuni waane Adanu, mambo yalio dumani(Не удивляйтесь, дети Людей, вещам, что происходят в этом мире) Поговорка суахили.

ИзображениеИзображение

Аватара пользователя
Gazero
Свободный художник
Сообщения: 2985
Зарегистрирован: Март 2014
В сети/Не в сети: Не в сети
Контактная информация:

писанинки :)

Сообщение Gazero » 19 янв 2019, 18:30

Dream-Light-Entrance

Порою во сне я слышу переливы музыки... Они такие волшебные и... Переливаются тоненькими лучиками не то бриллиантов, не то луны или магии... Внезапно - клубы дыма и золотистые буковки, так знакомые и вам тоже - это не сон, это означает, что я - простая телекамера, но это не беда, ведь пришла пора познакомиться с новыми чудесами от...
Юноши в черном костюме и со странном черно-белым узором, спешащем приподнять занавес среди пустого темного зала (Человек в Маске явно задумал для нас что-то необычное). Он проводит рукой над и под тканью, показывая, что ничего нет, но мы ведь с вами знаем, что волшебство уже началось, недаром возникает приятный переливающийся полусвет и музыка. Маг еще раз проводит рукой, присовокупляя жест, отдернув покрывало, после чего.... Из пустоты вдруг появляется юноша в металлической полумаске с длинными волосами и черном плаще. Обменявшись ритуальными приветственными движениями с нами и с коллегой, он, как просит его первый, встает в определенный угол, темный, как задумка наших маэстро (что ж они задумали? Старательно пробую вытянуть фокус в их сторону). Наш волшебник делает движение, словно приковывает помощника к пустоте (тот не может пошевелиться так, что стоит в одной позе) и снова ставит ткань, прямо позади, но как? Неужто он настолько искусен, что может покрывалом прорезать наручники, пусть и невидимые.
Ух! у меня уже захватывает дух, и я, волнуясь, чуть сыплю искорками - Человек в Маске снова проводит рукой за тканью, показывая, что ничего нет и включает магией мгновения руки свет - от прикованного ассистента появляется тень, что спустя миг... Заходила ходуном, прикованная, но казалось, готовая вырваться! Если б он мог, наш кудесник открыл бы рот от изумления, ведь от его попыток жестами остановить потаенную суть ученика тень - размножилась! И вот мистический человек-паук дергает плавно четырьмя руками и ногами, грозясь ужаснуть нас своими потусторонним силами (видимо, ассистент не рад и рад одновременно происходящему - по крайней мере, он тоже пробует освободиться, но с куда меньшим успехом).
Что будет! Что будет! - сжимаю мысленно кулачки вместе с вами и не смею дыхнуть: наш герой прибегает к крайнему средству - он берет факел и кидает в пространство с еще больше растревожившимся юным магом (успокоишься тут, как же!). Бах! Гром и потух свет, Человек в Маске напрягся и приготовил еще факел, но вот... Юноша в полумаске на месте и освобождается от оков. Фокусник, обрадованный за подопечного делает взмах факелом оземь - покрывало загорается, оставляя... затухать единственную прикованную тень. А иллюзионисты делают поучительно-философское одинаковое выражение жестов: "Правда, что у человека есть темная суть, и не одна; но не волнуйтесь, мы сможем их укротить!". Прямо... Браво! Но как вам это удалось?
И снова, и опять этот крошечный ролик, отвлекающий и возвращающий к началу фокуса: вот Человек в Маске выходит и, согласно сюжету, уверяет нас, что под тканью ничего нет. И вправду. Хотя нет, стойте, в один из моментов я отмечаю, дырку в полу, так что в ней может спрятаться один человек. Хочу было разочарованно вздохнуть, но вспоминаю - даже раскрывая свои тайны, наш фокусник не сможет разочаровать! И с подобными приободряющими мыслями смотрю с вами дальше. Вот помощник выходит, приветствует жестом нас и учителя и с намеком проводит по воздуху рукой так, как если б там была стена, указывая на то место, куда его прикрепят. Прикрепят ли? Человек в маске, умудряясь улыбаться и глазами, и самой маской, подбирает факел и осторожно подсвечивает точку, куда стал юноша так, что мы можем убедиться, никаких оков нету!
Но откуда тогда несколько теней? Словно прочитав наши мысли, юные волшебники переглянулись и... Ассистент отходит так, что видно, как его тень перемещается вместе с ним и... Остается на месте, даже помахав нам ручкой! Ткань приподымается - и мы видим еще двое юношей, не отличимых от первого полумасками, плащами и длинными волосами, показавшись на мгновение, они становятся в прежнюю позицию и первый ученик чародея возвращается на место. Он абсолютно неподвижен и стойко держит одну позу, даже когда его дублеры изображают танец сначала одной тени, потом - многорукого и многоногого фантома. И только когда по сюжету пошел настоящий огонь (маг в маске демонстрирует нам его реальность, поджигая небольшой кусочек ткани), они поменялись ролями (первый помощник "освобождается» от оков и незаметно прячется обратно в дырку, а его двойники - замерли и не шевелились до момента, пока погас полусвет). Но не переживайте, с парнями все в порядке, когда сцена осветилась с правильного ракурса, чтоб показать нам торжествующий магов, они еще раз украдкой показали нам ладошки из-за огнеупорной ширмы, что сливалась по темноте с залом.
И все равно - здорово все это! Думаю, вы согласны со мной, перемещаясь в... Маленькую комнатку с красными шторками, где Человек в маске, задумчиво смотрит на маленький шарик в руке приятного белого цвета. Хм, странно, что ему, кажется разонравился этот цвет, ведь в его необычном иллюзорном убранстве он тоже присутствует и, тем не менее он... Берет лейку и... Смывает белоснежность шарика! Усиленно приближаю линзу - он действительно стал прозрачным! Маг даже делает рожки пальцами за ним - и мы их отчетливо видим. Немного покатав необычную новую игрушку по ладони, Человек в маске подумал... И решил, наверное, вернуть цвет шарику, указав сначала на лист белой бумаги, потом на него (какой он непостоянный в придумках, что, впрочем, совсем неплохо!). Но как он это сможет? Вода ведь все смыла. Наш фокусник утешающе-предостерегающе выставляет ладошку и оборачивает белой бумагой шарик. Магический жест - и бумага убирается, оставляя шарик таким же белоснежным как и прежде! Он еще и переливается! Я никогда не сомневалась, что Человек в маске сделает все, чтобы даже шарик сиял от счастья! (А Вы?).
Но... Некогда сомневаться, ведь впереди ждет... Крошечный ролик с заставкой, скорей б он прошел. Так хочется узнать его тайну... Ура! - мы снова в комнатке с красными шторками и нашим магом, держащим шарик. Он просит нас внимательно посмотреть на шарик, проводя пальчиком по нему так, словно у него есть полоски. И вправду - посмотрите - он отщипнул аккуратно одну дольку белоснежности, показывая нам прозрачный и гладкий лоск круглого аксессуара. Но... Разве это можно было смыть водой, еще и так, что мы не увидим сползающего покрытия снизу? Нет, Человек в маске - официально самый сильный маг во Вселенной! Словно угадав наше это признание, он смущенно-кокетливо проронил жестом: "Ну что Вы? Не такой уж я и всемогущий! Смотрите!..". И с этим теплым настроем приглашает нас внимательней посмотреть на лейку. При наклоне срабатывал механизм и тоненькие-тоненькие ножнички, как струйкой резали покрытие шарика (это действительно ножнички - они разрезали и бумагу, что поднес маг в доказательство реальности трюка). А не заметили мы кусочков бумаги из-за... Крошечного пылесоса, встроенного внизу округлостей этого дивного предмета, дно и кнопочку от которого скрывали умелые руки маэстро (он еще раз показал нам действие, снова приоткрыв и задержав кусок упавшей на шарик бумаги (все всасывалось так быстро и аккуратно, что казалось настоящим чудом!).
Но как же цвет вернулся и еще засиял? Юноша в маске подмигнул нам и... Выключив пылесос шарика, продемонстрировал нам его клейкую поверхность с той же бумагой, что заранее была порезана и подклеена тоже по форме шарика и была длиннее, чем мы думали (ловкость жестов и обаяние фокусника помогли скрыть все шероховатости процесса, как и верхнюю кнопочку, с помощью которой шарик светился (но мы все равно сияем от восхищения таким фокусом, ведь правда?).
Их было еще много, разных и удивительных, опасных и завораживающий, например, как Человек в маске, играя в переодевания простой барби, переодевал при этом живую, похожую на нее девушку! Или как он придумал лук для меча и мог резать им не только чучело кабана, но и оживлять мечом из лука того же кабана! Иль как он вытаскивал из смолы жемчужинку, а она давала фонтан вина! Но об этом и многом другом - в другой раз, до новых встреч там, где переливаются тоненькие лучики не то музыки, не то тумана, не то магии...





Маси...-щелк :)

Такое необычно-умилительное название прокралось на цыпочках... к пяти малышам золотистого ретвивера совсем негаданно, когда вдруг становятся чуть менее интересны игрушки и кормление, такие жизненно-необходимые дела, как позагорать пузиком на солнышке или половить носиком пузырьки; а...
Так и тянется он к... такому же мокренькому и черному носику другого крохи, только чуть постарше (быть может, это любовь?) - именно такие мысли с некоторых пор и не давали малышке Розабелле наслаждаться привычно коллекцией бантиков всех оттенков розового, а точно приказали грустить и смотреть в одну точку черными бусинками глаз и вздыхать.
И так тревожило это ее братьев, что они в один миг, как один, бросились к ней, оставив все свои дела (хотя там дел-то: Бутузу - оторваться от бездонной миски, Замарашу - оставить возню с новой грязной ямкой, Будде - отвлечься от йоги и арома-ламп, Би-Догу - от рэпа и любования любимой цепочкой; но все же... это были крайне важные дела, однако ради любимой сестрички можно их и отложить).
С таким настроем щенята окружили Розабеллу и... Давай проверять, все ли ее украшения на месте, все ли платьица чистенькие, все ли игрушки жду хозяйку и все ли лакомства ждут ее животик; все на месте, странно... Тогда щенки стали припоминать, чем могла огорчить или обидеть девочку хозяйка, что души не чаяла в своей "сестричке", каждый день играя с ней в барби, вместе раскрашивая принцесс из мультиков и гуляя каждый раз с новой игрушкой и новым нарядиком для любимицы; тоже все, как прежде.
И долго бы бились крошечные молодцы в догадках и прескверных версиях, если б не... Внимательный взгляд Будды на... маленький портретик у пуфика в форме сердечка, изображавшего ротвейлера, с такими благородными глазами и бровками, словно это был бог щенячей красоты, он также был маленький, но чуть старше их, явно по нему вздыхающей, крошки.
- Ой! - только и нашлась она, смущенная тем, что ее личный секретик вот-вот будет разгадан и, украдкой лизнув фотокарточку ротвейлера в лобик, быстро-быстро загородила ее собой.
- Так и думал... - протянул крошечный философ медитаций, и, понимающе вильнув хвостиком, придвинулся к ней чуть ближе, открыл было ротик, но тут...
- Кто это? - потешно-обескураживающе вдруг буркнул Бутуз, загребущими лапками подвинув к себе под шумок немного печенюшек, во все глаза глядя на взгляд объекта чувств Розабеллы, что мог заворожить кого угодно (но только не его, его манят лишь печеньки).
- Тор - Гроза Фото. - краснея носиком, ушками, и даже хвостиком, едва ли не шепнула та в ответ, от удовольствия одного упоминания понравившегося мальчика пискнув.
- Это кто? - чуть поменяв слова, отпопугайкала упитанная кроха, может, и вправду не помня, а может, просто желая отвлечь сестру и братьев от хруста тающей добычи.
- Ну Тор! - оживился Би-Дог (он, конечно же, не был влюблен в кумира романтичной малышки, но испытывал к нему восторженный респект). - Ну мы ж смотрели сериал с ним. Там он еще так классно тигра как-то сфотографировал!..
Этой простой фразы было достаточно для... оживления всей пятерки: щенки-мальчики наперебой делились впечатлениями от любимых серий, где лабрадор - помощник фотографа животных, проявляя храбрость и смекалку, делал снимки то моржика, то совенка, то галаго, то мишки,.. на крошечный фотоаппарат то в снегах Севера, то в дождях джунглей, то на вершинах гор, то на глубинах океанов!.. А щенок-девочка, тихонько радовалась за своего героя снов, что у него столько приключений и друзей, и как бы хотелось с ним по фотографироваться тоже, но...
Она опять загрустила, всхлипнув - Тор далеко, наверняка занят ловлей красивого момента для удачного фото редкой зверушки, да и... Он никогда не обратит внимание на какую-то там малявку золотистого ретвивера, что, играя на площадке с хозяйкой, представляет себя его помощницей, воображая подкрадывание и заветный "щелк" у какой зверушки, у него наверняка в поклонницах каждый день - питомец знаменитости или миллионера, что, может, и не стараются запомнить как называется и выглядит то или другое животное, как это делает она, бросая все занятия и спеша к передаче о них (вдруг ему это приятно); они разные и никогда не сфотографируются даже вдвоем.
- Спасибо, ребята, но... Наверное, это все просто глупое ребячество! - наконец, сказала она, свернувшись в клубочек и, обняв патетически-притихло фотографию ротвейлера, выслушав поощряющие комплименты и увещания, что не стоит грустить, и с Тором будет фото! После она еще раз тявкнула друзьям благодарным манером и попросила "оставить все, как есть".
- Ну уж нет! - едва ль не взлетел от рвения Бутуз, подпрыгнув от появившейся идейки. - Есть тут один знакомый... - заговорщически подмигнул он товарищам и, о чем-то пошептавшись (потом они, как по команде скрылись в таинственном направлении), пошел за Розабеллой. Неопределенно повозившись с ее розовыми заколками с ней (от изумления она перестала плакать), он повел ее за хвостик, попросив зажмуриться и не подсматривать...
Когда она снова открыла глаза, то... Хотела снова зажмуриться и помотать головкой (уж не сон ли это?) - Розабелла обнаружила себя на площадке, окруженная манюней-слоником (посредине этого наряда выглядывала упитанная мордочка Бутуза), крохой-тигром(Замараш), масей-динозавриком (из костюма показывался носик Би-Дога) и мини-космической зверюшкой (из ее недр выглядывал Будда).
Стояла она на прекрасном глобусе, окруженной изумительной глубины и цветов цифровой подсветки, в которой, как жемчужинки или пузырьки светились полупрозрачные планетки и звездочки; и вспышки запечатлевающихся моментов мелькали то там, то сям, а рядом... он! - ротвейлер, тоже маленький, только чуть постарше! - и крошечный фотоаппарат на его грудке открывал для них миг... - маси-щелк" :)


Вернуться в «Кухня Рокфора»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя